Искандеркуль: как Александр Македонский по Фанским горам ходил

Как и для многих жителей больших российских городов, "Фанские горы" - это что-такое из песен Визбора, какие-то вершины в романтическом тумане.

Но, как и Бричмулла существует не только в песне Никитиных, так и Фанские горы - самый настоящий горный хребет, западный отрог Памира, протянувшийся из Таджикистана в Узбекистан.

В Средней Азии, где горы выше, чем где-либо в бывшем Союзе, эти пятикилометровые вершины - явление не то чтобы обычное, но ничего особо выдающегося в них точно нет, а ведь это высота центральной части Большого Кавказа, там где Эльбрус и Казбек.

Фанские горы видно из самого Самарканда; впрочем, некоторые говорят, что это Зеравшанский хребет, с которым самое известное в Средней Азии место для горного туризма состоит в сложных, не очень понятных для меня отношениях.

Идущие высокими складками горы между Южным и Северным Таджикистаном - они, может, и не выше Кавказа, но гораздо уже: всё же это окраина величайшей на планете горной страны.

Как и на Кавказе, это не один хребет, а несколько, только тут они буквально прижаты один к другому.

Водораздел между Зеравшаном и Амударьёй (вернее, её притоком Кафирниганом) - это Гиссарский хребет, но чуть севернее, ближе к Зеравшану протянулся тот самый Зеравшанский хребет, через который прорываются некоторые притоки Зеравшана.

А Фанские горы - они между Гиссарским и Зеравшанским хребтами, но ближе к последнему, это вроде как внутренняя, самая красивая часть горной области.

Увечанные льдом и снегом вершины тут и на севере, и на юге, с обеих сторон близко, а между ними - "висячие", так называемые завальные озёра, образовавшиеся там, где горные обвалы перегораживали реки.

Самое известное из таких озёр - это Искандеркуль, с которым конечно же связана одна из легенд про Александра Македонского, которыми эти края богаты как никакие другие.

Искандер Зулькарнайн ("Двурогий"), как его называют на востоке, действительно доходил до этих мест, и Бактрия (южнее Гиссарского хребта) с Согдианой (севернее) стали самыми северо-восточными из его владений.

И на этой далёкой периферии - даже не на Чукотке, а острове Врангеля тогдашней Ойкумены - в горных долинах до сих пор живут остатки народов, которые завоёвывал Александр, и историй про первого Завоевателя Мира здесь гораздо больше, чем а местах, где он провёл гораздо больше времени.

Фанские горы и окружающие их хребты - не Кавказ не только потому, что они собраны в гораздо более тесные, тугие складки, но и потому, что в расположенной в сердце огромного континента Средней Азии даже в горах совсем мало дождей.

Лесная зона тут гораздо меньше, и сильно выше расположена, и склоны узкой, похожей на ущелье долины Искандердарьи - это в основном каменистые осыпи и скалы.

А деревья встречаются в основном вблизи кишлаков и на окультуренных, террасированных полях, хотя это уже 2 километра над уровнем моря, на том же Кавказе на такой высоте лес уже понемногу заканчивается.

Но тут заметно холоднее, чем на равнине: во второй половине октября пирамидальные тополя уже желтеют, не говоря уже о попадающихся кое-где берёзах (!).

За несколько дней на этого на равнине была беспросветно дождливая осенняя погода, прямо как в Москве в это время года, а в горах этот дождь был снегом, густо усыпавшим вершины, хребты и перевалы.

Как и где-нибудь в Восточной Турции, везде сушится кизяк - на заборах и налепленный прямо на стены каменных сараев.

Но совсем недалеко, прямо вдоль дороги Душанбе - Ходжент добывают уголь и поэтому тут и там видны кучи этого, более надёжного топлива, уже привезённые и выгруженные у домов.

Воды Искандердарьи, выходя из озера Искандеркуль, проточили насквозь огромный горный обвал, срываясь в образовавшийся каньон водопадом в несколько десятков метров.

Искандеркуль - место известное и довольно доступное из столичного Душанбе, и там, где к берегу можно подойти от дороги, свободного места не осталось.

Но на другом берегу - никаких следов цивилизации, и увенчанные белым вершины отражаются в бирюзовой воде.

Узкая долина Искандердарьи на востоке вливается в почти такую же узкую долину реки Ягноб, где по ней проходит ключевая для Таджикистана дорога, трасса Душанбе - Ходжент, соединяющая столицу с вторым городом страны.

Трасса извивается по долинам, переваливает через два высоченных перевала - Шахристанский севернее Зеравшанской долины и Анзобский южнее.

Оба перевала - почти 3400 метров, и в прошлые десятилетия связь между двумя крупнейшими городами странами могла зимой прерываться на недели.

Сейчас оба перевала снабжены тоннелями, что позволило обеспечить постоянную связь между Душанбе и Ходжентом.

Тоннель - это, конечно, хорошо, но пока до него доберёшься, приходится преодолеть много петель серпантина. Долины в этих горах глубокие и узкие, повороты на серпантине очень крутые, каждый раз видишь машины на нескольких уровнях внизу.

После недавних осадков Анзобский перевал и оба портала тоннеля оказались в снегу, горные хребты вокруг тонули в дымке, облаках и тумане, красивого вида не получилось.

Узкая транстаджикистанская трасса, кроме непрерывного потока машин, принимает длинные стала скота, которые весной и осенью гонят по стране на огромные расстояния.

Wiki