Почему Россия не сдаётся?

Есть мнение, что в стране сложилась революционная ситуация. Последние два года не могли пройти даром. Куда-то уже исчезают яйца и люди. Причём, люди – сотнями тысяч. Но яиц особенно жаль, – они все пропали. Не выдержав вызванного постоянными провалами на фронте и в экономике рвутся даже какие-то трубы. Также лопнет и терпение народа, – вот-вот.

Нет необходимости подчёркивать, что это – распространённое мнение. Носители часто его высказывают.

Sable51

Цитадель адеквата

Sable51

Цитадель адеквата

...Вопрос, таким образом, насколько данное мнение отражает действительное положение дел. И это неожиданно непростой вопрос, упирающийся в дефиницию понятия «действительность». Суть же приводимого выше диалога в том, что комментатор описывает то, что видит, я же говорю ему, что собственным глазам не следует доверять. А чему тогда? Телевизору?

Телевизору, конечно, доверять можно… весьма ограничено. Но, сравнительно, с собственными глазами, это, всё-таки, надёжный источник. Ибо человек знает, что телевизор ему врёт. О том же, что «собственных глаз» у него нет, – что это само по себе обман, – он, чаще всего, не догадывается. Соответственно, воспринимает информацию из данного источника не критично.

Следовательно, о глазах. Под «своими глазами» подразумевается личный опыт, – то что человек видел и слышал сам… И это, абсолютно ни о чём. Человек даже не представляет, насколько его личный – именно личный, чувственный, – опыт ничтожен в массе действительного опыта. Речь не более чем о нуле процентов всей информации.

Можно представить себе вынужденного затворника, – инвалида, половину времени наблюдающего двор из окна, а вторую, залипающего в телевизор. Из окна он увидит мусорные ящики и некоторую суету возле них… может быть ещё автомобили. Экран же худо-бедно покажет ему мир. Не совсем достоверный. Там будут эльфы, борцы с коррупцией и прочие сказочные, что б не сказать сильней, «персонажи»… Но и ящики, вроде бы, реальные, без участия телевизора, – общих знаний о мире, – не образуют тот самый «опыт». Не имея материала для сравнения, наблюдатель не сможет понять хороши они, плохи ли, там ли стоят, даже вообще – нужны ли. Частный опыт человека оценивается и начинает как-то работать лишь на основании общего опыта многих людей.

...Собственно, если речь не об инвалиде, а о человеке социализированном, ничего не меняется. «Виденным собственными глазами» он будет считать, то о чём услышал от окружающих. Таким образом, «своим» он будет считать коллективный опыт окружения, и не весь, некоторую его часть, отобранную по субъективным критериям достоверности… Надо ещё учитывать, что окружение, – особенно легко в Интернете, – можно выбирать по своему вкусу, что повышает степень субъективности «личного опыта».

Опыт фрагментарен и оценка значимости и достоверности фрагментов, на основании которых достраивается общая картина, целиком определяется сформировавшимися представлениями. Но это лишь очередной пересказ неоднократно уже озвучивавшегося тезиса «Цитадели», что сознание суть механизм виртуального моделирования реальности. Человек существует в Матрице, существующей, в свою очередь, только в его черепе.

...Так, собственно, что с действительностью? Её тоже нет. «Действительность» это некая усреднённая модель реальности, в которой существует человек в свою очередь усреднённый. Но она более достоверна, – ближе к реальности, – сравнительно с каждой из личных Матриц. Поскольку, личные представления корректируются, в случаях, когда сделанные на основании моделей предсказания не сбываются. Большое же количество людей даёт статистику.

О чём речь? О предсказаниях. Если некто видит, допустим, революционную ситуацию и массу объективных предпосылок к её возникновению, – причём, собственными глазами видит, – но при этом не видит на улицах ни товарного количества демонстрантов, ни даже ОМОНа, значит, модель даёт ошибочные предсказания. И в таком случае претензии могут быть только к собственным глазам. Всё не так, как человек ими прямо сию минуту вокруг себя видит. Мысль, что так не просто «бывает», а что это нормально, и даже типично, заходит предсказуемо туго. Ибо никакая модель собственной глючности не предсказывает.

Происходит ли что-то, понять проще всего оглядевшись не своими, а чужими глазами. Причём, не глазами «окружающих»… эти-то, каждый, кого не спроси, видеть будут ту же самую ерунду… потому что, спрашивают-то не каждого. Выбор субъективен, а значит, недостоверен будет и результат. «Действительность» это то, что видят все.

Если все видят одно и то же, – некий раздражающий или угрожающий фактор, – поведение людей изменится. И это сразу станет заметно. Если за окном то же, что и вчера, – мусорные ящики на месте, никто не украл их, не покрасил в жёлтый и голубой, а сам мусор вывозят и меньше его не стало, значит, никаких «предпосылок» нет. Были бы, даже на ящиках это как-то, но отразилось бы.

И это уже к заглавному вопросу. Ответ на него, – а с какой стати?

Wiki