Личный ликвидатор Сталина. Убить посла Гитлера или споткнуться о любовь.

Продолжение нашумевшей статьи: «Личный ликвидатор Сталина. Операция "Охота на Старика"»

Московский стадион «Динамо», здесь идёт формирование бригады «Особого назначения». Людей подбирают для диверсионной работы, особое внимание обращают на их физическую подготовку, женщин среди них единицы. Эйтингону на тоже нужны люди, но у него свои принципы подбора кадров.

Из воспоминаний Анатолия Павловича Судоплатова:

Если бы не война он так никогда бы не встретил свою единственную любовь.

На неё он обратил внимание сразу, лицо показалось знакомым, он когда-то видел его, но никак не мог вспомнить где. Это было странно, он привык полагаться на свою память.

– Извините, мы никогда не встречались до войны? – Нет, если только во сне.

И тут он понял, что действительно видел это красивое лицо во сне, на Женевском озере. Неужели этот давний сон оказался – вещим?!..

– Или на лётных соревнованиях, я парашютистка.

1935 год. Сообщение в газете «Правда» в нём имя Музы Малиновской прогремело на всю страну.

«17 июля в районе Химки-Юрлово-Нахабино совершили групповой прыжок с самолета пять женщин парашютисток. В СССР установлен новый мировой рекорд».

Музе Малиновской 23 года парашютным спортом она занимается уже 7 лет. Она участница международных слётов и соревнований выигрывает призы и устанавливает рекорды.

Данная статья является продолжением предыдущей статьи о Науме Эйтингоне: Личный ликвидатор Сталина. Операция «Охота на Старика»


Женщина с неба с белыми и прочными крыльями.

Ремарка:

Летом 1941 года майор госбезопасности Наум Эйтингон отобрал Музу Малиновскую для выполнения специального задания. Он же придумал ей и оперативное имя Николь и стал учить её французскому языку, объяснил, что скоро пригодится.

«Нам предстоит специальная командировка далеко за линию фронта, по легенде мы с тобой муж и жена к этому надо привыкать. Так они впервые перешли на «ты».

В конце 1941 года советская разведка готовила специальную группу, которой предстояло действовать на территории Турции. По личному указанию Сталина и её возглавил Эйтингон. После устранения Троцкого, вождь считал его лучшим организатором тайных операций. Теперь предстояло ликвидировать Франца фон Папена – германского посла в Турции и бывшего канцлера. Как и в случае с Троцким не должно возникнуть даже малейшего подозрения о причастности Кремля к этой акции.

Разведчику профессионалу предстояло повторить успех операции в Мексике.

Из воспоминаний Анатолия Павловича Судоплатова:

Франц фон Папен. 1879 года рождения. Немецкий государственный деятель и дипломат. Свою карьеру начинал – как разведчик. В 1915 году был выслан из США по подозрению в шпионаже. В 1932 году стал канцлером Германии. После прихода Гитлера к власти – вице-канцлер. С 1939 года – посол германии Турции. Англичане и американцы считали Папена наиболее подходящей политической фигурой для ведения сепаратных переговоров с фашистской Германией. В 1945 году Папен был привлечен к суду Международного военного трибунала в Нюрнберге, как военный преступник и неожиданно оправдан.

Из воспоминаний Анатолия Павловича Судоплатова:

Стамбул. В Турцию прибыл Наум Эйтингон под привычным именем Пьер Тома, пока один, но он всем рассказывает, что скоро к нему приедет его милая жёнушка.

Ремарка:

Месяц он изучает распорядок жизни, и работы германского посла, дважды бывает на приемах в посольстве. Посещает варьете в европейской части города, здесь выступает любовница Папена к которой посол ездит три раза в неделю. План акции начинает складываться, в нём жене Пьера Тома Николь отведена особая роль, ей предстоит стать исполнителем акции. Между будуаром актрисы и коридором есть небольшой тамбур, сюда посол входит без охраны, сюда можно незаметно войти и убить посла. Подозрений не вызовет только женщина, здесь всегда полно танцовщиц, у неё даже есть шанс уйти, хотя шанс этот очень мал.

Таким был первоначальный план операции. Впервые Эйтингон задумался о судьбе исполнителя. Как сохранить жизнь Музе? Когда Москва отказалась от этого плана, он испытал радость и впервые признался себе в том, что влюблён в Музу.


Москва предложила другой вариант.

Из шифровки:

Первое письмо Музе Малиновской он написал ещё в Стамбуле. Получилось признание в любви, он его сжёг, о своих чувствах решил ничего ей не говорить, сейчас не время.

Вскоре Николь и другие участники операции прибыли в Стамбул. В Москве им уже даны конкретные задания. Эйтингону остается только согласиться с этим решением «Центра», самое страшное, что Музе опять отведена активная роль, именно она должна привести взрывной механизм в действие и неизбежно погибнуть. Но, слава богу, сроки акции пока не определены и значит, у него ещё есть возможность вывести её из этой страшной игры, спасти.

Он впервые оказался перед жестоким выбором, выполнить задание «Центра» и потерять любимого человека или…

По личному решению Наума Эйтингона Муза Малиновская в акции вообще не участвовала, покушение закончилось неудачей. Бомба взорвалась перед машиной посла, он остался жив. В городе сразу ввели меры повышенной безопасности, в Стамбул прибыли сотрудники Абвера и «СД». Это был провал!

Из воспоминаний Анатолия Павловича Судоплатова:

После неудачного покушения часть диверсионной группы была отправлена в СССР. Эйтингон настоял, чтобы Муза уехала. Перед отъездом они дали друг другу обещание, оставалось его только выполнить.

Из письма Эйтингона Музе Малиновской:

Это письмо она получила уже в Москве, на конверте было написано всего одно слово – «Музе».

Эйтингон трогательно заботился о ней, намеренно не введя её в штат аппарата НКВД. Потому что трагедии 30-х годов научили его быть осторожным и внимательным человеком. И самое главное человеком, который берёг свою семью, намеренно выводя её из сферы возможного расследования неудачного исхода операции.

Стамбул. Декабрь 1942 года. Эйтингона отзывают в Москву, он не знает, что его ждёт – новое задание или арест. Успеет он увидеть Музу или не стоит даже искать такой встречи?!.. Опасно! Опасно для неё!

Из письма Эйтингона Музе Малиновской:

Он знал, что неудача с Папеном ему в Москве не простят, но он решил играть до конца и превратить это поражение в победу.

Ремарка:

Эйтингон забросил целевую дезинформацию о том, что настоящая попытка является серьезнейшим предупреждением господину Папену по вопросу участия в негласных, тайных контактах с союзниками. И Папен как политическая фигура, страшась возмездия, он подозревал, что против него действуют и английские спецслужбы, сошёл с политической арены посредника в сепаратном мире.

Тогда всё обошлось. По возвращении на родину его даже наградили, присвоили воинское звание генерал-майора. В Москве у него родился сын, его назвали Леонидом. У разведчика профессионала впервые появился свой дом, семья. Вскоре родилась и дочь – Муза. Теперь на него глядели две пары внимательных детских глаз, они ничего не знали о своем отце, его профессии и работе.

А в здании на Лубянке Наума Эйтингона давно считали главным инженером советской разведки, он мог разработать любую специальную операцию. Никто не догадывался, что этот железный человек и жёсткий профессионал разведки рисковал карьерой и жизнью ради любимой женщины.

В 1951 году генерал-майор Наум Эйтингон был арестован по обвинению в сионистском заговоре в органах госбезопасности. Впервые вспомнили о его национальности, возможность ареста он никогда не исключал и был готов к этому, главное чтобы это не затронуло семью. Перед арестом он думал не о себе, а о Музе и детях, пытался даже им помочь, передать через товарища свою зарплату.

Через два года он вернется непривычно молчаливый и больной. Он понимал, что этот арест может быть не последним и оказался прав. С 1953 года Муза Малиновская стала вести дневник постороннему человеку разобраться в нем трудно, потому что часть записей зашифровано.

После смерти Сталина последовал второй арест.

Владимирская тюрьма. Личная карточка заключенного. Эйтингон Наум Исаакович 1899 года рождения. Осужден на 12 лет по обвинению в измене родине.

В камере Владимирского централа снова встретились два разведчика Наум Эйтингон и Павел Судоплатов у них разные сроки заключения 12 и 15 лет, но общая статья и общая камера. Во Владимирскую тюрьму их перевели из Москвы в 1957 году, приговор санкционировал лично Никита Хрущёв, новый советский лидер считал их пособниками Сталина отсюда жёсткий приговор строгий режим. Жёны и дети об их судьбе ничего не знали, только через 4 года после ареста им разрешили переписку семьёй.

Из письма Эйтингона детям:

За долгие годы тюремного заключения таких писем было много.

20 марта 1964 года из тюрьмы он вышел, отбыв полный срок. Очень хотелось увидеть детей, которые выросли без него и Музу.

Но встречи женой он боялся, испытывал перед ней чувства вины, 12 лет его семья жила с клеймом родственников «изменника родины» без всякой помощи и поддержки. Рассчитывать на пересмотр дела и отмену приговора он не мог, КГБ его прошлые заслуги не интересовали, а просить за себя разведчик не умел и не собирался. В 65 лет Науму Эйтингону нужно было начинать новую жизнь. Он искренне считал, что для Музы их любовь обернулась постоянным страхом за него, за детей, за себя, поэтому принял решение уйти из семьи. Это был его выбор, с Музой он этого даже не обсуждал, он и так принёс ей много горя.

Муза Григорьевна Малиновская больше никогда не вышла замуж. Письма с пометкой «личное» только Музе сохранила и оставила детям. Страх и обиды со временем ушли из её жизни, осталась только любовь.

Это встреча состоялась в 1973 году, два разведчика встретились в московском ресторане «Арагви». Наум Эйтингон и Павел Судоплатов им просто хотелось поговорить. Когда прощались, Судоплатов тихо сказал:

«Я ведь ещё тогда в 42-м знал, почему провалилась акция против Папена, ты влюбился».

В этой статье, я Вам поведал общепринятую версию, почему Наум Эйтингон не осуществил покушение на Франца фон Папена, но есть и другая версия. Дело в том, что «мировая закуслиса» берегла Фон Папена на случай замены Гитлера и после первого же неудачного покушения, «они» вышли на исполнителей, то есть на резидента НКВД в Турции – Наума Эйтингона. Стал ли после этой встречи еврей Наум Исаакович Эйтингон двойным агентом и блокировал ли он по своей инициативе покушение на Фон Папена, история пока умалчивает, прямые доказательства из дела подсудимого Эйтингона либо изъяты, либо засекречены. Но то, что Фон Папен остался жив, а Эйтингона через некоторое время посадили «по обвинению в сионистском заговоре», говорит о том, что точку в деле Наума Эйтингона ставить ещё очень рано. Пройдут десятилетия, и может быть, когда-то всё-таки найдётся личный архив Сталина, вот из него мы бы узнали очень много интересного.

Из всего изложенного выше, я считаю, что «Дыма без огня не бывает…»

Вечная Слава – Честным Чекистам!..

Данная статья является продолжением предыдущей статьи о Науме Эйтингоне: Личный ликвидатор Сталина. Операция «Охота на Старика»


© Дутов Андрей

Спасибо, что дочитали. Друзья, если Вам понравилась статья, прошу Вас поставить лайк. Не забывайте подписаться на мой канал, а также делиться статьёй со своими друзьями в Одноклассниках и ВКонтакте! Чтобы поддержать канал монетой звонкой перейдите по ссылке: https://yoomoney.ru/bill/pay/elLSbgGyGuo.220925 или можно по номеру карты Сбербанка: 2202-2056-7383-9921 Отдельное и огромное спасибо тем, кто помогает каналу!


Другие статьи автора:

1. Выйти замуж по приказу или Служебный брак в тени Сакуры. Агенты КГБ в Японии. Генерал Коротков. 2. «Как Сталин устроил американцам Перл-Харбор. Внедрение шпионов Кремля в Правительство США. Секретная операция "Снег"» 3. «Штирлиц без грима или Наш человек в Гестапо Как погиб настоящий Штирлиц Вилли Леман Тайный агент Сталина» 4. «Вся, правда, о Восстании в Чехословакии 1968 года. От мятежников с Транссиба до Советских танков в Праге» 5. «Как Хрущев взорвал Венгрию. Попытка фашистского переворота или вся правда о восстании в Венгрии 1956 года» 6. «Дерзкий побег из КГБ агента ЦРУ Виктора Шеймова» 7. «Самое жестокое карательное подразделение Третьего Рейха штрафбат Гитлера. Бешеные псы Дирлевангера уголовники штрафники СС»

Wiki